Гражданам отказывают в компенсации за разрушенное жильё

С сентября 2020 года в Украине действует новый порядок компенсации за жильё, которое было разрушено в результате боевых действий. Но воспользоваться этим правом удаётся не многим. Причины тому, по словам адвокатки правозащитной организации «СИЧ» Ксении Онищенко, – отказ комиссий выезжать на обследование объектов, недостаточная компетентность её членов. Также максимальная сумма возможной компенсации не всегда может в полном объёме покрыть ущерб, что нарушает права граждан, передаёт Информ-UA.

Наталья Клименко с мужем и тремя детьми проживала в Марьинке, Донецкой области. В 2015 году в их дом попал снаряд.

Пески

Мы не планировали уезжать. Наш дом расположен в относительно спокойном месте. Но в 2015 году в него попал снаряд. Нашу 5-месячную дочь сильно ранило, в больнице Днепра она пробыла две недели, умерла в реанимации,

– рассказывает Наталья Клименко.

Вскоре произошло ещё одно попадание в дом семьи Клименко:

У нас было хозяйство, все сараи сгорели. Огонь и на дом уже перекидывался. Хорошо, что соседи не побоялись, ночью вышли тушить. Пожарные приехали уже утром. Сказали, мол, потушили – и хорошо.

В сентябре этого года Марина обратилась в военно-гражданскую администрацию для получения компенсации за разрушенный дом. Документы у неё приняли только со второго раза. Но предупредили, что скорого получения денег семье ждать не стоит, так как в первую очередь предоставляют компенсацию жителям Марьинки.

Комиссия, обследовав дом, пришла к выводу, что он подлежит восстановлению. Такому заключению Марина удивлена:

Восстановлению, по факту, подлежит любой дом, даже если там остался один фундамент. Когда прилетел снаряд, он практически полностью разрушил его: крыши нет, стена треснула. Но мой муж ранее пытался восстанавливать здание, гуманитарная организация «Красный крест» сделала нам крышу. И вот сейчас нам сказали, что те, кто получил помощь для восстановления жилья, не могут претендовать на компенсацию. Но как можно продолжать жить в этом доме?

У Натальи в Марьинке есть ещё один дом, который достался ей от матери. Обследовать его не могут, аргументируют тем, что нет разрешения от командования ООС. Хотя, по словам женщины, её недвижимость расположена на территории, где нет ограничений для въезда.

Люди сталкиваются с неидеальным законодательством, которое регулирует порядок получения компенсации. Это связано с тем, что чётко не прописаны действия комиссии, которая обследует дом. Порядком не предусмотрен состав комиссии и действия её членов. Предлагается привлечение экспертов по строительству, архитектуре и т.д. Но, это не является обязательным. Так, обследование недвижимости проводится не специалистами, которые имеют необходимые знания и навыки. Как следствие, акт, который выдаёт комиссия, может иметь нечёткую информацию, а от этого зависит и право человека на компенсацию, и её размер. Если комиссия определяет, что дом повреждённый, а не разрушенный, то человек имеет право на значительно меньшую компенсацию. А, по факту, может быть так, что в этом доме невозможно проживать, так как там опасно находиться,

– говорит адвокатка Ксения Онищенко.

В постановлении Кабмина №767, которое регулирует получение компенсации за жильё, прописано, что привлечение командования ООС для обследования является обязательным только в том случае, если есть ограничения пребывания на территории, где расположено жильё. Когда комиссия получает заявление от пострадавших граждан о необходимом обследовании их имущества, она манипулирует этой нормой и отказывает людям, ссылаясь на отсутствие разрешения от командования ООС для проведения обследования, рассказывает Онищенко:

Если военно-гражданская администрация имеет определённые интересы не выезжать на какой-то жилой объект, то она обращается к командованию ООС, и получает отказ. Если же ВГА необходимо туда заехать, то она вообще не обращается к командованию ООС и таким образом может заехать, так как ограничений по передвижению на территории нет. Вот это такой момент не урегулированный – принятие решений на собственное усмотрение. И тут уже срабатывает человеческий фактор. Если администрация на стороне потерпевших, то она рассматривает все заявления, комиссия выезжает на место расположения разрушенного жилья. Нарушаются права граждан в получении компенсации. Они могут годами ждать разрешения от командования для выезда на обследование, так как в постановлении не указаны сроки.

Также постановлением предусмотрено, что право на получение компенсации есть только у тех граждан, которые продолжают проживать в населённом пункте, где расположен повреждённый объект.

Как следствие, многим гражданам не предоставляют компенсацию. С начала действия постановления, согласно данным Донецкой областной администрации, поступило больше 500 заявлений. Обследовали только более 300 объектов. За прошлый год предоставили компенсацию 123 гражданам.

Проблемным моментом является и сумма компенсации. Согласно постановлению, максимальная сумма, которую можно получить в качестве компенсации за разрушенное жильё, – 300 тысяч гривен.

Размер компенсации высчитывается на основании опосредованной стоимости жилья по регионам. Например, в Донецкой области, квадратный метр стоит около полторы тысячи гривен. Если квартира имеет площадь 45 кв.м, то размер возмещения ущерба должен составлять 663 525 грн. А государство предлагает максимально в два раза меньше,

– объясняет адвокатка.

Также, кроме жилой недвижимости, у граждан может остаться имущество в доме, офисные помещения, земельные участки. Но в постановлении идёт речь только о жилье. А лицо, которое получает компенсацию, отказывается от своего имущества, теряет право на него.

Постановление противоречит нормам, которые имеют юридическую силу выше. Это нарушение международных норм и Гражданского кодекса Украины, в котором указано, что граждане могут получить компенсации в полном объёме,

– говорит Ксения Онищенко.

По мнению адвокатки, необходимо принять отдельный закон, который бы регулировал возмещение ущерба в целом, не только жилой недвижимости, но и всех имущественных прав. Представители украинских правозащитных организаций обращались к Министерству по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины, предоставляли свои рекомендации о необходимом внесении изменений.

Пока что на практике нет судебных решений, которые бы оспаривали порядок получения компенсации за разрушенное жильё. Сейчас правозащитная организации «СИЧ» готовит иски относительно военно-гражданской администрации, чтобы обязать провести обследование домов.

Ранее, до того, как был разработан порядок получения компенсации, правозащитники уже обращались в Европейский суд. Но пока что эти заявления не рассмотрены. Положительная практика в принятии подобных решений, говорит Ксения Онищенко, есть по другим странам:

Азербайджан, Турция – там аналогичные события происходили. И точно так же потерпевшие обращались с заявлением о нарушении их прав. Суд обязал выплатить компенсацию, и эти решения обязательны для исполнения государствами. В своём обращении мы ссылаемся на эти решения.

]]>